…нзий, а потому не принимает обязательств. Светло – синий – и есть то "очаровательное ничто", о котором говорит Гете.
Красно – синий.
Синий цвет, если он не светлый, вызывает покой и полное удовлетворение. Это состояние следует понимать правильно и не считать синий цвет "холодным". Покой и внутреннее удовлетворение не могут быть холодными. Сумеречно – синий (сумеречным автор называет полутемный цвет) или темно – синий цвет не является холодным, пока к нему не примешивается зеленый; к этому неверному мнению приходят в том случае, когда исходят из "теплого" красного – и, что особенно важно, - пытаются систематизировать многогранность действительности с помощью простой полярности – "теплый – холодный", "внутренний – внешний", "активный – пассивный". В красно – синем – к синему, означающему глубину, само углубление, душевный покой, присоединяется возбуждение красного. Отсюда возникает нарушение душевного покоя.
Красно, – синий – это внутреннее возбуждение, духовное вдохновение, т.е. то, что можно выразить словами: сердечность, задушевность. Это любимый цвет Шагала, картины которого часто затрагивают тему задушевности. Поэтому в своих картинах он постоянно возвращается к изображению молодоженов, букета цветов и часов, как символа использованного или потерянного времени. Можно ожидать, что одеяние девы Марии, заступницы людей перед богом, - также красно, – синего цвета, цвета задушевности и сердечности.
Часто в картинах и даже на картине Кольмарского алтаря художника Маттиаса Грюневальда, который пишет, руководствуясь психологией цвета, наличествует преимущественно зелено, – синий цвет. При этом нужно знать, что основной синий цвет приобретает зеленоватый оттенок в сочетании с пожелтевшим от времени лакокрасочным покрытием.
Зелено, – синий (бирюзовый).
Так же как и в красном цвете синеватые или коричневые оттенки не меняют его основного значения, а только сильно видоизменяются в пределах этого значения, так и зелено, – синий при отклонении его к темно – синему или красно, – синему частично приобретает противоположное значение. Тем не менее, основное значение остается: любой синий передает сферу душевности, т.е. чувство самоотдачи. Сточки зрения отношений между людьми, это можно охарактеризовать, как гордую манеру держаться. Сумеречный зелено, – синий означает "притязает на собственную ценность". В темном зелено, – синем цвете гордость переходит в замкнутость, оригинальничание и упрямое само возвеличивание. Этот цвет выражает стойкий, оборонительный эгоцентризм, исчезающий в светлом зелено, – синем цвете. Здесь остается лишь холодная отдаленность, где больше не господствуют жизненные импульсы. Поэтому светлый бирюзовый является цветом гигиенической стерильности.

В). Психологическая характеристика фиолетового цвета.
Конечная цель красного, импульса к переживанию и завоеванию – успокоение в удовлетворении. Красный находит свое разрешение в синем.
Синий, мирный и расслабленный покой, имеет целью восстановление, накопление сил для глубоких переживаний и действенных завоеваний. Синий находит свое смысловое разрешение в красном. Оба пути ведут к единению. Красный путь достигает отождествления через боевое завоевание. Синий стремится к отождествлению через самопожертвование.
Оба цвета, красный и синий, стремятся к отождествлению, единению и слиянию в виде любви.
Красный путь – мужской, патриархальный.
Синий путь – женский, матриархальный.
Мужской красный и женский синий сливаются в фиолетовый. 75% детей до наступления половой зрелости, в возрасте с недифференцированными половыми признаками предпочитают фиолетовый цвет. Среди умственно отсталых детей его выбирают 85%. Цвету, не отделяющему мужского красного от женского синего, часто отдают предпочтение и гомосексуалисты. По средним статистическим данным, фиолетовый цвет предпочитают также беременные женщины, однако сразу после родов этот цвет либо совершенно отвергается ими, либо избирается на основании индивидуального вкуса.
Известный в свое время психолог Вильгельм Вундт приписывал фиолетовому цвету – на основании его связи с красным и синим одновременно – склонность к мрачно – меланхолической серьезности и взволнованно – тоскливому настроению. При этом Вундт, видимо, имел в виду сумеречный фиолетово, – синий цвет. Ученик Вундта Стефанеску – Гоанга метко охарактеризовал действие этого цвета как "завуалированное возбуждение". Это, якобы найденное экспериментальным путем значение справедливо и для средне – светлых нюансов фиолетового цвета.
Готфрид Хаунт в своей диссертации "Цветовая символика в сакральном искусстве" пишет: "В то время как черный означает абсолютное ничто, фиолетовый представляет собой сокрытую тайну…". Как в средневековой живописи по стеклу (роспись окон в церквях), так и в сохранившемся до сегодняшних дней римско – католическом церковном культе фиолетовый является цветом искреннего раскаяния, смирения, кротости, святого уединения. Фиолетовый аметист в перстне кардинала означает воздержанность. Гомосексуалисты, которые действительно в своем большинстве предпочитают в цветовом тесте фиолетовый цвет, часто возводят эротику в культ и не являются ни умеренно – воздержанными, ни склонными к смирению и раскаянию. Фиолетовый – это цвет, который не так просто понять.
Красный и синий, мужской и женский, активный и пассивный – эти две потивопложности в фиолетовом уничтожаются. Николаус Кузанус, который сам носил перстень с фиолетовым камнем, который как кардинал стоял выше половых связей, который первый объединил средневековье и современность, теологию и философию, умозрительную мистику и естественно – научное экспериментирование и назвал свое произведение "Сознательное незнание", создал для фиолетового цвета утвердившееся понятие "Cointidentia oppositorum", что означает уничтожение, или гармония противоречий.
Кузанус различал 4 ступени познания. Наивысшая, которая содержит в себе все предшествующие, - это "мистическое созерцание". В этом единстве сливаются даже созерцающий субъект и созерцаемый объект, извечное противоречие переживания и мышления. Этим последним слиянием и уничтожаем всех противоречий и противоположностей, этим мистическим союзом является фиолетовый цвет. Фиолетовый цвет является также магическим отождествлением, – например, между человеком и животным, так называемым тотемом, которое Леви – Брюль установил в примитивных родовых религиях.
Уничтожение субъективно – объективных противоположностей, мистическое, магическое, волшебное, способное уничтожить противоположность между желанием и действительностью, это фиолетовый цвет. В этом его волшебство, и это волшебство – его очарование.
Слияние противоположностей, отождествление – это одно значение фиолетового цвета. А ведь в любом процессе переживания (в дальнейшем везде – эмоции) и мышления всегда имеются субъективно – объективные противоположности, они действенны и часто трагичны. Синий покой будоражится красным импульсом и побуждается к восприятию воздействий окружающей среды. Но и наоборот: красный импульс тормозится, синим покоем, накапливается, дозируется, дифференцируется и доводится до такого совершенства, что возникает чувственная восприимчивость. Эти колебания между красным и синим, между импульсивным желанием и осмотрительной восприимчивостью дают другое значение фиолетового цвета, а именно – чувствительность. Таким образом, в целом фиолетовый цвет выражает чувственное отождествление, которое часто стоит на грани инфантильности и определяется как "внушаемость". Так, например, проведенные исследования показали, что низшие слои населения отдают предпочтение фиолетовому цвету значительно чаще, а высшие слои отклоняют фиолетовый цвет внушаемости значительно чаще, чем средние, и, тем самым, негативное и критическое отношение к нему.
Всевозможные оттенки фиолетового цвета – от светлых, резких, с их пикантно – эротическим воздействием, до темных, выражающих глубокомыслие, раскаяние, смирение и мистику, - имеют одну и ту же цель, один и тот же смысл: чувственное отождествление. В таком состоянии находится будущая мать, эстет, эротоман и человек, верящий в таинственное, божественное.
Если отдается предпочтение фиолетовому цвету, то в этом следует усматривать "захватывающий интерес" и потребность в чувственном отождествлении, которое приобретает совершенно другой характер, если вторым любимым цветком является возбуждающий, сексуальный красный, а не сентиментальный, спокойный синий. Фиолетовый с красным выдает повышенную эротическую возбудимость, тогда как фиолетовый с синим, свидетельствует о "захватывающем интересе" ко всем возможным проявлением нежной чуткости.
В Америке и Центральной Европе фиолетовый цвет отвергается в тесте как неприятный, особенно интеллектуалами и людьми искусства. Напротив, из 1000 иранцев 450 среди двух наиболее любимых цветов назвали фиолетовый. Этнологические научные экспедиции, проводившие обследование среди индейцев центральной Бразилии и среди негров Африки, не тронутых культурным влиянием, установили, что фиолетовый цвет является там самым любимым. То же самое установлено среди народов Среднего и Дальнего Востока, где чувственная возбудимость и стремление к эротическому отождествлению выражены значительно нагляднее.
То означает отклонение фиолетового цвета? Если сопоставить этнологические народы, предпочитающие и отклоняющие фиолетовый цвет, и если сравнить типы людей, выбирающие его или отвергающие, на основании социологических исследований конъюнктуры рынка и фирменных товаров и использовать статистику, то напрашивается вывод: чем выше и рациональнее культура, тем менее присуща человеку способность к счастливому слиянию, и тем чаще он отклоняет от фиолетовый цвет.
Если проанализировать предпочтение фиолетового цвета детьми, особенно дебильными, а, с другой стороны, отклонение фиолетового цвета интеллектуально развитыми детьми критического склада в условиях современной цивилизации. Вспоминается изречение из "Евангелия от Матфея": "Блаженны нищие духом в этом мире, ибо им принадлежит царствие небесное". Кто отклоняет фиолетовый цвет, тот из – за склонности к чувствительности и эротике боится потерять свою независимость и поступиться своим чувствительным эгоцентрическим "я". Эти люди стремятся рационально контролировать свою чувственность и критически решать, гарантируются ли при эротическом отождествлении и личном обязательстве откровенность и искренность и оправдан ли риск. В современной культуре фиолетовый цвет – чувственное отождествление – не находит широкого распространения. Сердечную общность вытесняют притязания на влияние и стремление к превосходству во всех формах снобизма и соперничества. Восторженное само пожертвование заменяется принципом целесообразности и надежности. Эстетическое восприятие часто заменяют простым подражанием моде.
Между противоположным красным и синим, между фанатизмом и фатализмом, между беспощадной силой и слепой любовью стоит примиряющий фиолетовый: гармония противоречий.

Г). Психологическая характеристика зеленого цвета.
Кандинский превосходно охарактеризовал и зеленый цвет и достаточно полно объяснил его психологическую особенность: "Синий, как противоположное движение, тормозит желтый, при этом, в конце концов, при дальнейшем добавлении синего, оба противоположных движения взаимно уничтожаются, и возникает полная неподвижность и покой. Это – зеленый цвет. В зеленом цвете желтый и синий, как парализованные силы, которые могут вновь активизироваться. В зеленом заложена жизненная возможность, которая совершенно отсутствует в сером". Далее Кандинский справедливо отмечает: "Абсолютный зеленый – самый спокойный цвет из существующих. Он никуда не движется и не имеет призвука радости, печали, страсти". Он ничего не требует, никуда не зовет. Это неподвижный, самодовольный, ограниченный в пространстве элемент. Зеленый цвет похож на толстую, очень здоровую, неподвижно лежащую корову, способную только пережевывать пищу и уставившуюся на мир глупыми, тупыми глазами". О том же пишет Гете в своем "Учения о цветах": "Если мешать желтый с синим, то получится цвет, который мы называем зеленый". Если оба исходных цвета смешать в равных пропорциях, чтобы ни один из них не выделялся, то глаз и душа отдыхают на этой смеси, как на чем – то простом. Не хочется и нельзя двигаться дальше". Наступающее и возбуждающее движение желтого цвета и противоположное ему успокаивающее и отступающее движение синего взаимно уничтожаются и консервируются в зеленом. Поэтому зеленый цвет статичен. Зеленый не обладает действующей наружу кинетической энергией, а содержит заключенную в себе энергию потенциальную. Но эта "заряженная" энергия не покоится в прямом смысле слова, а отражает внутреннее напряженное состояние и не выходит наружу. Когда Кандинский пишет: "Пассивность – наиболее характерное свойство зеленого", - он, как и некоторые другие, видимо, путает статичность с пассивностью. Но имеет в виду именно это статическое состояние, когда сравнивает зеленый цвет с неподвижно лежащей коровой.
Скрытая энергия, "заряженная" во всех твердых телах, может иметь, в зависимости от плотности молекулы, различное напряжение, твердость или силу сопротивления. То же относится и к зеленому цвету. Чем больше дополняется к зеленому затемняющего синего, тем сильнее, "холоднее", напряженнее, строже и устойчивее психологическое воздействие цвета. Чем больше добавляется осветляющего, растворяющего желтого, тем легче, "теплее", расслабленнее, мягче и гармоничнее действует зеленый. Говорят: "Я радуюсь, я сержусь, я удивляюсь, я стыжусь, я спрашиваю себя" и т.д.. В человеке происходит, очевидно, много такого, о чем он более или менее точно знает, что это касается его самого. И чем внимательнее самого себя наблюдаешь, тем больше становится очевидным, как много мы занимаемся собой и как мало другими, а именно – объективной действительностью. Эта само направленность человека часто перерождается в эгоцентризм и в эгоизм. Однако она в определенной степени необходима и должна выражаться, например, в способности ограничивать себя, сдерживаться или радоваться тому, как молекулы образуют в твердом теле напряженную структуру, не видную извне, так и в каждом человеке чувства само направленности создают живое напряженное состояние. Это мнение человека о самом себе, т.е. то, что он воспринимает, как свое "я" или отношение человека к себе самому.
Различные оттенки зеленого цвета показывают разнообразие отношение к себе самому. Чистый, как кристалл, жесткий сине, – зеленый цвет предпочитают люди, которые предъявляют к себе жесткие требования, возводят свои воззрения в принцип и добиваются его соблюдения с непримиримой последовательностью. Оставаться верным себе, выполнять самим же избранное обязательство, скорее уединиться со своей обидой, чем капитулировать и приспосабливаться, - этого требует гордость сине, – зеленой само регуляции. Это, собственно, высшая степень волевого напряжения, но оно предъявляет чрезмерно высокие требования к нервной вегетативной системе, так как достаточная разрядка отсутствует.
Чистый зеленый цвет, который Кандинский сравнивает с "так называемой буржуазией", не пытается, как сине, – зеленый, перерасти самого себя, а только стремится к самоутверждению. Чисто зеленый – абсолютно консервативен. Люди, предпочитающие чисто зеленый, стремятся, благодаря твердости, приобрести манеру уверенно держаться. Они стремятся к самоуверенности и к уверенности вообще. Они уверены в признании окружающих, но в действительности выглядят обывателями.
Конечно, зеленому присущи и положительные консервативные качества, такие, как настойчивость и выдержка. С другой стороны, опыт теста показывает, что люди экстравагантные и эксцентричные, а также стремящиеся к оригинальности, считают чисто зеленый цвет несимпатичным. Они надеются добиться успеха без настойчивого труда, благодаря своей "гениальности" или, по крайне мере, "личной индивидуальности".
У людей, предпочитающих либо светлый желто, – зеленый, либо более темный коричнево – зеленый, отношение к самим себе прямо противоположное. Они добиваются не самоутверждения, а возбуждения извне: при светлом желто, – зеленом – посредством новых встреч, при коричнево – зеленом – посредством наслаждений.
Так как зеленый цвет выражает само регуляцию и самооценку, то он имеет большое значение для психологии тестов и медицинской обработки цветового теста. Самооценка и само регуляция происходят постоянно, в какие – то секунды. И лишь в незначительной степени осознаются настолько ясно, что можно, например, сказать: "у меня нечистая совесть", или "я стыжусь", "я сержусь", "я счастлив". Но нервная вегетативная система и органы принимают участие в каждом напряжении (сине, – зеленый) или расслаблении (коричнево – зеленый), в застойном возбуждении (желто, – зеленый).
Если такое состояние длительно фиксируется, – скажем, напряжение, когда пациент слишком часто отдает предпочтение сине, – зеленому цвету, то он чрезмерно перенапрягает себя физически, а также предъявляет повышенные требования к своей нервно – соматической выносливости. Как только наступает состояние истощения, пациент отклоняет сине, – зеленый цвет как несимпатичный. Сине, – зеленый кажется емутеперь холодным, суровым, ядовитым цветом.
Ослабевшая нервная система защищается от этого заряженного напряжением цветового оттенка. В этом состоянии пациент жалуется на то, что он страдает от гнета или суровой ситуации, и воспринимает ее как насилие над собой. Он пытается, уклонится от требований потому. Что даже обычные задания представляются ему исключительно сложными, и эти сложности воспринимаются им как противодействие или даже как личная недоброжелательность и унижение. Если подобный пациент находится на лечении или отдыхе, то с помощью цветового теста Люшера, исходя. В частности, из отношения его к сине, – зеленому цвету, можно определить (даже более точно, чем, опираясь на мнение самого пациента), пришло ли в норму состояние его здоровья, и может ли он приступить к работе.
Сине, – зеленый.
Светлый сине, – зеленый, или бирюзовый – самый холодный из всех цветов. По этой причине его наиболее целесообразно использовать там, где необходимо оптически создать освежающую прохладу. Он желателен в жарких странах, в горячих заводских цехах, в помещениях с удушливым и тяжелым запахом. Это цветовое воздействие используется в освежающих напитках, освежающих сигаретах или зубных пастах с ментолом. Легко складывается впечатление, что в ледяном холоде сине, – зеленого цвета должны гибнуть все биологические организмы, следовательно, и бактерии. Поэтому средне – светлый бирюзовый кажется таким стерильным. Некоторые дамы, причисляющие себя, в силу своей холодно – любезной манеры держаться, к высшим слоям общества, даже в одежде предпочитают фригидно – стерильный, возвышающийся над страстями бледный бирюзовый цвет.
Темный сине, – зеленый приобретает жесткость и тяжесть упрямого соревнования, внезапной изоляции и закоренелой гордыни. На заводах сумеречный сине, – зеленый используется для окраски несущих стальных конструкций, особенно если опоры находятся на фоне светло – серой бетонной или силикатной стены, или красной кирпичной.
Желто, – зеленый.
Заключенная в чистом зеленом скрытая энергия освобождается при добавлении к нему снимающего напряжение желтого. Зеленый с добавкой желтого освобождается из своего статистического состояния, из своей консервации и плена: желтый выпускает его из защищающих и разделяющих стен. Поэтому действие желто, – зеленого навевает воспоминания о цвете распускающихся из почек листьев, так как они тоже вырываются из зимнего плена. Желто, – зеленый означает – распускаться, раскрываться, устанавливать контакт, желать встречи с другими и с новым. Так как именно этот цвет может воздействовать несколько навязчиво, в большинстве случаев его приглушают добавкой серого, и он становится пригодным для деловых книг и формуляров. Рядом с белой бумагой он выгодно выделяется, производя впечатление строгого и делового.
Коричнево – зеленый.
Для коричнево – зеленого цвета маслин к чистому зеленому подмешивают желтый и черный, но не синий. Таким образом, оливково – зеленый раскрывается благодаря желтому. Однако. В результате одновременного затемнения, он приобретает дополнительное значение чувственной пассивности. Тот же, что выходит наружу только с пассивной чувствительностью, далеко не продвинется. "Ближайшее, что я встречаю и с чем чувствую себя в тесном родстве, - мое собственное тело и после этого тела других". Поэтому коричнево – зеленый выражает ощущения собственного тела и чувственные восприятия. Кто выбирает коричнево – зеленый, тот хотел бы наслаждаться состоянием, благотворно влияющим на чувства и содействующим отдыху.

Д). Психологическая характеристика желтого цвета.
В природе солнце редко окрашено в желтый цвет, мы видим его как ослепляющий свет или как сияющий оранжевый, если оно стоит над горизонтом. И все же представление о желтом цвете легко увязывается у нас с солнцем, как и у детей, рисующих солнце желтым. Желтый цвет воспринимается нами как солнце, светлым и сверкающим. Желтый цвет – легкий, сияющий, возбуждающий, а потому – согревающий.
После белого лучше всего отражает падающий свет желтый. Создается впечатление, словно свет скользит по светлой поверхности и не проникает в темную внутреннюю глубину.
Тяга к поверхности характерна для желтого цвета во многих отношениях. Яркость желтого и полированная блестящая поверхность дополняют друг друга, создавая великолепие блестящего золота. Желтый, как цвет поверхности, не скрывая тайн, и ни Гете, ни Кандинский не открывают нам о сущности желтого цвета ничего такого, чего бы мы не воспринимали сами.
Гете: "Этот цвет наиболее близок к дневному свету. В своей внешней чистоте он всегда несет в себе природу светлого, ему присущи радость, бодрость, нежное возбуждение. Из практики известно, что желтый производит очень теплое впечатление. Этот эффект теплоты лучше всего проявляется, когда смотришь на природу через желтое стекло, особенно в пасмурные зимние дни. Глаз радуется, сердце переполняет восторг, душа поет, кажется, что нас обвеивает настоящим теплом". Кандинский также указывает на то, "что желтый настолько склоняется к светлому (белому), что вообще не может быть очень темного желтого". "Рассматривая окрашенный в желтый цвет круг, видишь, что желтый излучает свет, движется из центра и почти зримо приближается к тебе". Кандинский чувствует "первое движение желтого – стремление к человеку, которое может стать назойливым (при усилении интенсивности желтого), и второе движение желтого – стремление перешагнуть границы, рассеять силы в пространстве… и бесцельно излить во все стороны".
С другой стороны, желтый беспокоит человека, возбуждает его характер и отражает характер выраженной в этом цвете силы, которая, в конце концов, становится дерзкой и навязчивой. Это свойство желтого, тяготеющего к более светлым тонам, может достичь невыносимой для глаза и души высоты и силы. В этом случае он звучит как труба, поющая все громче и резче, или высокий звук фанфар".
Если к зеленому добавить красный (аддитивное смешение цветов), то получится желтый. Это оптическое объединение обоих цветов в желтый соответствует и психологическому началу желтого цвета.
Красный – как возбуждение, а зеленый – как направление, создают в результате состояние возбужденного напряжения. Как из красного и зеленого возникает другой цвет – желтый, так и возбужденное напряжение приводит к другому психическому состоянию: к взрыву, разрядке, эксцентрическому расслаблению, как, скажем, смех после заключительной фразы анекдота. Желтый выражает эксцентрическое разрешение возбужденного напряжения.
Зеленый цвет – это концентрическое напряжение и инерция, желтый же – эксцентрическая разрядка и изменение.
Если сравнить зеленый с заряженной, статистической потенциальной энергией, то желтый соответствует разряженной, динамической, кинетической энергии.
Чтобы более наглядно продемонстрировать, что означает процесс освобождения и что представляет собой с психологической точки зрения желтый цвет, можно привести сравнение (не совсем оправданное научно) с куском сахара, растворяющимся в воде. Вода преодолевает силы сцепления, действующие в кристаллическом сахаре, таким образом, что форма сахара, таким образом, что форма сахара "растворяется" и "изменяется". Напряженное состояние, способствующее кристаллизации сахара, исчезает благодаря "раздражающему действию" воды или, другими словами, это действие снимает внутреннее напряжение и вызывает изменение формы. Отсюда следует, что желтый цвет следует понимать как изменение и как снятие напряжения посредством раздражающего действия. (На немецкий язык сексуальный оргазм метко переводится как "освобождение", "снятие напряжения"). Не вдаваясь особо в физиологию, можно сказать, что в действительности освобождение наступает тогда, когда возбужденное напряжение в результате сексуального раздражения достигает апогея и должно быть снято. Это кратковременное "изменение" психо – вегетативного состояния во время "освобождения" ощущается как чувство наслаждения. Только после этого краткого "желтого" состояния наступает покой "синего цвета".
Предпочтение желтого цвета остальным означает поиски освобождения, несущего счастье, ибо таковое отсутствует. Если же, наряду с этим, отвергается синий – цвет покоя, удовлетворения и единения, - речь идет о несчастном, неподходящем для реальной связи человека, который, постоянно обеспокоенный, ищет удовлетворения в идоле любви. Это предпочтение желтого цвета при отклонении синего часто свидетельствует, например, об "ажитированной депрессии", которую фармакологи чески следует лечить антидеприссантами, снижающими возбуждение, а психоаналитически – как позитивную или негативную материнскую связь.
Если же отклоняется синий цвет (возбужденное беспокойство, чувствительность), а выбирают желтый (поиски и ожидание освобождающей разрядки) и зеленый (напряжение, самоутверждение), то это характерно для честолюбивого человека, которому недостает дружеских связей в коллективе и который стремится завоевать признание с помощью превосходства. В данном случае, когда отсутствие чувства безопасности (-синий; конфликт связей) ведет к такой напряженности (+зеленый), что требуется компенсирующая разрядка (+желтый), часто наступает психо – вегетативная сенсибилизация органов (желудка, кишечника, желчного пузыря). Всегда, когда в восьми цветовом ряду зеленый и желтый стоят рядом, образуют одну группу, напряжение и разрядка объединяются в целях непосредственного снятия и нейтрализующего выравнивания напряжений. Выбирающий зеленый и желтый нуждается в немедленном подтверждении того, что его ценят, уважают, чтобы можно было снять (+желтый) напряжение (+зеленый).
Тот же, кто отвергает оба эти цвета, также не может больше выносить напряженного давления (-зеленый) и раздражающего возбуждения (-желтый). В этом случае честолюбие настолько заторможено невротическим страхом, что бросается в глаза подчеркнуто равнодушная и небрежная манера поведения.
Если зеленому отдается предпочтение как полюсу напряжения, а желтый отвергается как полюс разрядки, такое состояние можно сравнить с батареей, отдавшей много напряжения и требующей новой зарядки. Если зеленому отдается предпочтение как полюсу напряжению и требующий новой зарядки. Если же, наоборот, отвергается зеленый и предпочитается желтый, то это состояние можно образно сравнить с перезаряженной, "кипящей" батареей.
Если оба полюса – напряжение (зеленый) и разрядка (желтый) – не замыкаются в группу, а связываются с возбуждением (красный), то втроем они образуют "эрготропную функциональную группу".
И, наоборот, в случае сочетания зеленого и желтого с синим (покоем) в этих трех цветах выявляется "трофотропная группа отдыха".
В то время как расстройства в диапазоне синего и красного цветов (покой и возбуждение) особенно проявляются в виде заболеваний сердечно – сосудистых, напряжение (зеленый) и разрядка (желтый) относятся, в основном, к желудочно-кишечным заболеваниям. По этой причине пациенты со склонностью к спазмам гладкой мускулатуры (желудочно-кишечных, желчных и мочевых путей) часто обнаруживают специфическое предпочтение зеленого и желтого цветов.
Желтый - основной цвет. Он выражает основную психическую потребность – раскрыться. В развитии и раскрытии заложен индивидуальный смысл всех изменений. В них заключена надежда, стремление к радости, счастью. Же… Продолжение »
Сделать бесплатный сайт с uCoz